На погоду надеяться, да самим не оплошать

Одна из главных тем в сельском хозяйстве сегодня — цифровизация отрасли. Однако актуальные и традиционные темы — подготовка к весенне-полевым работам, виды на урожай, цены на зерно. Об этом мы и побеседовали с руководителем отдела сельского хозяйства акимата Костанайского района Маратом Сартовым.

— Марат Куттугужинович, самое актуальное на сегодня — цифровизация сельского хозяйства. Звучит необычно, и многие сельчане наверняка задаются вопросом — что это такое, как оно будет внедряться?

— На самом деле цифровизация в сельском хозяйстве уже идет. Начнем с того, что сегодня все услуги сельхозникам мы оказываем в электронном формате. Из 13 госуслуг только две мы оказываем в отделе, остальные — через портал электронного правительства или через ЦОН. Это очень удобно, с одной стороны — человек, сидя дома или в офисе, может подать необходимые документы, к примеру, на субсидирование. А с другой стороны — отсутствуют коррупционные риски, поскольку делает он это, совершенно не контактируя напрямую с нашими сотрудниками.

Как известно, наша область участвует в Пилотном варианте цифровизации. В Костанайском районе в проект включены несколько сельхозпредприятий, в свое время нам дали задание и мы составили дорожную карту по внедрению электронных карт полей и севооборота в ТОО и КХ. К слову, субсидирование будет производиться по этим картам. Поэтому каждый сельхозсубъект, у кого сейчас старые госакты, полученные еще в 2008 году, должен поменять их, поскольку они не зарегистрированы в электронной базе НПЦзем. Для этого нужно обратиться в НПЦзем, узнать, что для этого нужно сделать, там есть определенная оплата данных услуг и обязательно зарегистрироваться в этой электронной базе. Электронный севооборот — также элемент цифровизации. Посредством космической связи можно будет проверить на любом поле — что сеялось, какая культура, какая урожайность примерно рассчитывается. Помните, шёл фильм «Дело было в Пенькове» — там герой фантазировал, как сидит на краю поля за каким-то электронным стендом и следит за тракторами. И ведь когда-то это воспринималось, как сказка, а сейчас у нас нечто подобное уже есть — под названием «космический мониторинг за посевами». К слову, многие наши сельхозтоваропроизводители покупают такие «навороченные» трактора, комплексы, которые напичканы электроникой. Благодаря ей сразу видны нормы внесения, к примеру, семян, глубина их посева — все показывает, это очень умная техника. Ибраш Естаевич Естаев рассказывал в одном из своих интервью о технических комплексах: это не просто комбайн, а с бункером-накопителем, в котором ведется учет зерна — кто сколько намолотил, сколько ссыпал в этот бункер, и выдается распечатка — какой комбайн подъехал, сколько он вывалил зерна, какая влажность, чистота — вся информация полностью. И это очень удобно для расчета заработной платы, полного учета зерна. И не только у Естаева, в ряде хозяйств такая техника имеется и ведется такая работа.

По космическому мониторингу состояния посевов: эта техника будет соединена с определенными механизмами, которые имеют датчики, анализирующие состояние поля — тут влажность больше, значит, нужно увеличить расход семян, тут влаги недостаточно, следовательно, меньше требуется семян и т.п.

Также есть система «умного опрыскивания» — и многими у нас она уже применяется. Например, находится такая техника на поле — если есть зелень, обрабатывается гербицидами, если нет — то не применяется химические вещества. А это значит экономию гербицидов и дизтоплива. Также и внесение удобрений — проводится космический анализ — чего хватает, чего нет, что необходимо внести в эту почву. У нас такие хозяйства, как «Тэрра», «Садовод», КХ «Павловский» и др. успешно применяют это «умное опрыскивание».
То же самое и по «умной минерализации». Овощеводческие хозяйства разбавляют с водой минеральные вещества и вносят их в почву через полив. В районе у Брехачева Александра, Симоненко и других используются «умные» дождевальные установки. Это техника, которая «знает», какова потребность почвы в воде, и не просто заливает-поливает, а настроена на подачу оптимального объема.

Установка GPS-оборудования для параллельного вождения — тоже контроль над качеством работы. Например, в овощеводстве по сравнению с растениеводством другое оборудование, которое должно быть более точно настроено, поскольку семена мелкие и нужно очень точно положить «в строчку».

Кроме того, электронная карта полей облегчит обработку больших объемов информации. В карте удобно комбинировать, сортировать и обрабатывать собранные данные с поля. Так же информация отражается наглядно с привязкой к реальному расположению, и получаются очень точными. Причем в них легко вносить изменения, вести историю полей, информацию удобно хранить и копировать.

В сфере животноводства один из элементов цифровизации — применение дронов-пастухов. Возможно, это новшество себя покажет с лучшей стороны — надо посмотреть, но на отгонных пастбищах применение дронов-пастухов будет оправданно, думаю.

Цифровизация в животновдстве — это также чипирование. Ведь у нас большая проблема — большие просторы, в коневодстве, например. Лошади уходят далеко, иногда их угоняют, и в их поиске чипирование сильно поможет.

Элементы цифровизации име-ются в наших сельхозпредприятиях, например, при применении доильных установок «Елочка», как, например, в ТОО «Садчиковское». Оно оснащено компьютерным оборудованием — работники видят по каждой корове индивидуальные удои, показатели наличия остаточных веществ в молоке, сюда можно вносить всю информацию по ветобработке, по стельности — то есть вести учет полностью. Другие элементы цифровизации — в «Тураре» уже давно применяют такие GPS-ошейники, на которых сохраняется вся информация — когда корову осматривал ветврач, когда она телилась, какой у нее рацион питания — все полностью индивидуально по корове. Думаю, такие приспособления со временем также войдут в более широкий обиход.

Само собой, возникает вопрос, что дорого все это. Да, мелкому и среднему крестьянину не все может быть доступно — и это должно предусматривать государство. Но повторюсь, элементы цифровизации имеют и даже мелкие крестьяне, они уже участвуют в этой системе: для них обязательна электронная карта полей, что не требует больших затрат, от государства они получают электронные услуги, в дальнейшем — субсидии и т.д. Космический мониторинг им также доступен, возможность продавать продукцию электронным способом — тоже. Сейчас вот идет сдача зерна в продкорпорацию, и через веб-сайт при помощи электронных зерновых расписок хозяйства реализуют свое зерно.
Стоит упомянуть и об «умной птицефабрике». В нашем районе располагаются две птицефабрики — «Жас канат» и «Север-птица». «Жас канат» как раз является тем проектом, который я назвал бы «умной птицефабрикой». К слову, это предприятие у нас реализовалось как инвестпроект, причем первый, что реализовался полностью и не просто вышел на запланированную проектную мощность, а более того, сейчас больше производит продукции, чем было запланировано изначально. Так вот, «Жас канат» идет на расширение производства — строятся птичники, «умный кормоцех» у них есть, «умный инкубатор» тоже, сейчас они будут строить полностью автоматизированный, то есть можно сказать, « умный» убойный цех, где все тоже будет на цифровом оборудовании, с компьютерным управлением.

— А как идет подготовка к предстоящему весенне-полевому сезону? Перед новым годом была проблема с ценами на зерно, и некоторые сельхозтоваропроизводители говорили, что и посевная из-за этого под вопросом. К решению проблемы подключилась продкорпорация…

— Продкорпорация сделала свое дело — объявив закуп зерна по фиксированной цене, «подтянула» цены в целом на рынке. Хотя сейчас закуп идет тяжеловато, крестьяне осторожничают, прагматично подходят к этому делу, надеясь на повышение стоимости. Вот сейчас дала продкорпорация 42 000, крестьянин думает — а может, будет еще дороже, лучше я придержу зерно. Но опять же, Минсельхоз, когда объявлял закуп, анализировал этот рынок и вывел оптимальную цену. Вообще же, если сравнить цены на бирже и те, что дали — они симметричны, почти одинаковы.

— Погодные условия пока не радуют аграриев…

— Классически мы в это время уже проводили снегозадержание, мерили запасы снега, высоту снежного покрова, определяли количество воды в снеге. Когда на полях снег — земля не так промерзает, и само собой, сегодня есть какие-то опасения. Но рано еще бить тревогу, у нас есть еще два месяца, да и в апреле может снег пойти. Я разговаривал со старожилами-руководителями, они говорят — не помнят такую зиму. Но ведь были малоснежные зимы, а потом весной проходил хороший дождь, летом вовремя выпадали осадки и мы получали неплохие урожаи. Да, земля промерзает, влага уходит, но будем надеяться на лучшее. Даже в самые плохие по погодным условиям годы мы получаем пока урожаи, и неплохие.

— Меняется ли количество сельхозтоваропроизводителей? Сегодня много недовольных новыми правилами субсидирования, призывом к кооперации, другими новшествами…

— Раньше, когда раздавали паи, конечно, количество КХ было намного больше. Самые мелкие имели всего лишь по 30 и даже по 20 гектаров. Сейчас идет укрупнение, взят курс на кооперацию — мы думаем, что коллективно работать лучше и легче будет. Но на практике у нас пока таких больших объединений нет. Хотя придем, если, к примеру, государство возьмется субсидировать кооперативы. Вспомним — раньше масличные никто не сеял. А началось субсидирование — стали сеять. Правильная политика в этом направлении была проведена со стороны государства. Возможно, и сейчас как-то так будут поощрять кооперацию, и дело пойдет.

— Спасибо за содержательную беседу! Что пожелаете крестьянам в преддверии очередной битвы за урожай?

— Верить в себя, в свою победу. А если серьезно — сегодня на вооружении у современного агрария столько приемов, столько технологий, что сильно опасаться за урожай не стоит. Вот и цифровизация грядет. Так что — на погоду надейся, да сам не плошай!

Айжан АДЫРБАЕВА

Оставить комментарий