ЖИЗНЬ И КИНО УЛЖИБЕК СЕЙДАЛИНОЙ

0
260

 

 

«Кто виноват?» — этот вопрос со времен Герцена вошел в мировую литературу как риторический, когда речь идет о социальных проблемах. Ответ на него ищут и в 21 веке представители костанайской творческой среды. Буквально недавно в областном центре закончились съемки первого в истории области художественного фильма на государственном языке, в котором главную роль сыграла известный не только в нашем районе человек, проработавший 40 лет в сфере культуры — Улжибек Сейдалина.

Она моложава, оптимистична, прекрасно выглядит. При разговоре не раз заливается молодым смехом, причем нередко иронизируя над самой собой. Все это выдает в ней человека живого ума, неравнодушного и проницательного. Трудно представить, что в фильме она предстанет в образе обиженной судьбой старушки, преданной самыми дорогими людьми. Однако такова роль, и Улжибек- апай надеется, что она с ней справилась.

— Я по образованию вообще учитель начальных классов. Даже проработала по специальности 2 года, но честно скажу – не понравилось. А вот в культуре мне было самое то. 40 лет проработала, есть немало грамот, награды, а вот звания «Заслуженный работник культуры» так и не удостоилась. Ну и ладно, зато сыграла в настоящем кино, — улыбается собеседница.

Улжибек Кенжегалиевна – не уроженка Костанайского района. Родом она из мендыгаринского Каратала. Там и начала свою трудовую деятельность на ниве культуры, но прежде, как уже говори- лось, работала в педагогике – после окончания учебы диплом можно было получить, только отработав два года по специальности. Так получилось, что устроившись в одну из школ Ленинского, ныне Узункольского района, встретила там свою судьбу.

— Молодой парень, 23 года, мне было 20, мы познакомились, год повстречались и поженились. С тех пор прошло 52 года, сыграли золотую свадьбу не так давно, — рассказывает Улжибек-апай.

К слову, ее супруг также сыграл в фильме – эпизодическую роль глухонемого дедушки в инвалидном кресле. Также эпизодическая роль, кстати, досталась и ее снохе. Съемки в фильме вообще состоялись благодаря внучке, которая учится в школе для одаренных детей им. Алтынсарина и как-то узнала о предстоящем кастинге. Она предложила Улжибек-апай принять в них участие, и ажека, несмотря на сомнения, в конце концов согласилась, взяв с собой за компанию мужа и сноху.

Было это в начале февраля, а в конце этого же месяца им позвонили и сообщили, что отбор они прошли.

— Уже сам кастинг был интересным, — рассказывает Улжибек Кенжегалиевна. – Мы там и плакали, и смеялись, что-то изображали по требованию режиссера… Когда кастинг завершился, о том, чтобы попасть на съемки, и не думали. Дескать – себя показали, на людей посмотрели — и ладно.

В фильме самое главное было – выражать эмоции. Как говорит моя собеседница, слов у ее героини было не так много. Вместо них были смятение, слезы, печаль, надежда… Все эти чувства нужно было передать без слов. Согласитесь – сложная роль, трудная работа. Но Улжибек-апай в реальной жизни были знакомы подобные чувства. Вместе с супругом они подняли троих детей – двух сыновей и дочь. Так случилось, что дочери не стало…Тогда, признается собеседница, у нее опустились руки. Но предаться отчаянию и горю до конца не позволил оставшийся от дочери восьмимесячный внук. Его она растила до 4 лет, сейчас он уже взрослый 25-летний парень. Причем известный в области боксер – Темирлан Кабиев.

У Улжибек Кенжегалиевны сегодня цель – дождаться свадьбы внука и благословить его на долгую счастливую жизнь. А ее героине из кино судьба уготовила иную участь: не ужившись со снохой и не найдя поддержки у дочери, живущей с мужем-алкоголиком, она уходит из дома, скитается и в конце концов оказывается в доме престарелых, где умирает от тоски. Сын, которого дети – единственные любящие бабушку люди, заставляют найти ее, опаздывает…

— Снимать фильм и сниматься в нем – это, оказывается, очень тяжелая работа. Мы работали практически каждый день с марта и до конца мая. Особенно тяжелыми для меня выдались съемки в одном из сел Федоровского района. И не только в физическом плане – мы работали с 9 утра до 9 вечера. Но главным образом – в моральном. По сценарию это было село, в котором жила моя героиня. Вокруг – такие же пожилые люди, причем многие из них одиноки, оставлены детьми. Те, может, и появляются, но не часто. И видеть воочию таких стариков оказалось мне не под силу – я даже приболела от переживаний. Эти два дня оказались для меня самыми тяжелыми во всем съемочном процессе

Особенно трудно смириться с подобным положением вещей казахам, у которых испокон веков были крепки семейные связи. Улжибек-апай выросла и долгое время жила в казахском селе, где традиции соблюдались неукоснительно. В Затобольск семья переехала в 1994 году. Нужно было искать работу, и она пришла устраиваться в «Золотой колос» — а куда еще идти культработнику со стажем? Од- нако сразу ее не приняли – не было вакансий для казахскоязычного сотрудника. Но вопрос решился быстро, и практически сразу Улжибек Кенжегалиевна стала незаменимым работником – стали возрождаться национальные традиции, культурные истоки.

— Мне Зоя Мирзовна Абулова, которая работала тогда руководителем отдела культуры, говорила: «Вы научили нас, как проводить праздник Наурыз». Я ведь тогда сценарий написала, мероприятие провела. И сегодня, можно сказать, отвечаю за национальные традиции — еще немного работаю в ДК.

И все-таки для того, чтобы сниматься в кино, мало одного опыта культработника. Написание сценариев и проведение мероприятий совсем не то, чтобы играть роль. Но, как оказалось, и сценический опыт у моей собеседницы имеется, причем весьма богатый.

— Когда в Каратале работала, мы помимо концертов ставили немало пьес. Содержание разное – когда сатирические, когда просто на злобу дня. Практически к каждому празднику готовили спектакль, и я в них играла. Помнится, как-то ставили пьесу, в которой была героиня по имени Олжагуль, и ее роль досталась мне. Так после спектакля односельчане еще долго называли меня этим именем. Мы с постановками выступали не только у себя, ездили по другим совхозам – так что у нас даже гастроли были, — смеется Улжибек-апа.

Надо сказать, что в фильме снимались и профессиональные актеры – из областного казахского драматического театра. Как говорит моя собеседница, они были намного увереннее, ведь владеть лицом, эмоциями у них – профессия. Но они не относились к остальным участникам съемок свысока – Ул- жибек Кенжегалиевна говорит, что эти актеры многому научили и их. –

Я иногда плакала от до- сады, когда что-то не получалось. Домой приеду и возле  зеркала репетирую. Ведь все должно было быть на лице, все чувства…Надо отдать должное всем, кто работал над фильмом, не только коллеги-актеры, но и операторы, режиссер, технические работники во всем поддерживали, помогали, как могли. Однако и поблажек не давали. К примеру, когда шли съемки на Центральном рынке. Базар – место людное, и по задумке сценаристов, именно здесь выброшенная на улицу бабушка коротает свои одинокие дни. Улжибек-апай приходилось сидеть подолгу на лавочке, изображая свою героиню и не реагировать на многочисленных знакомых, которые пытались с ней поздороваться, пообщаться, звали садиться в автобус, думая, что она его ждет.

Режиссер строго — настрого запретил ей реагировать на окружающих, чтобы не портить кадры. Сейчас моя собеседница с улыбкой вспоминает недоуменные взгляды знакомых, видимо, решивших в тот момент, что с ней что-то не то.

— Это ведь не просто – приехал в какое-то место и снимай. Для того, чтобы делать фильм, ребята получили разрешение сначала на уровне областных властей, потом в каждом месте, где проходили съемки, они брали разрешения. Так и на центральном рынке – время работы было ограничено, поэтому нужно было строго выполнять распоряжения съемочной группы, — поясняет Улжибек Кенжегалиевна.

Само собой, не обошлось без вопроса с моей стороны – должны же быть у такого таланта истоки? Как оказалось, творческая жилка досталась ей от мамы Калимы, которая была знатным акыном-импровизатором. Моя собеседница сегодня жалеет, что не записала за матерью ни одной строчки ее сочинений. Сама она поет, и, как видим, обладает драматическим даром. Музыкальные таланты достались и сестре, внуку, который учится в 4 классе гимназии им. Н.Наушабаева. А внучка, с подачи которой, собственно, и произошел актерский дебют Улжибек Сейдалиной в кино, обладает способностью к языкам, зная уже английский, корейский, конечно, казахский и русский.

— Я вообще счастливая бабушка, у нас с супругом 8 внуков и 2 правнука. И в профессиональном плане видите, какая красивая точка получилась. Хотя – какая точка, если еще раз позовут в кино, пойду – я теперь опытная актриса, — смеется она.

Айжан Адырбаева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here