«Вину признаю и раскаиваюсь»

Экс — бухгалтер детского сада «Гүлдер» Светлана Мац призналась в суде, что присвоила более пяти миллионов тенге. Но на время. Деньги она собиралась вернуть назад.

В Костанайском районном суде продолжается допрос свидетелей и потерпевшей стороны по уголовному делу Светланы Мац, которая обвиняется по ст. 189 ч. 4 п. 2 УК РК («Присвоение и растрата, то есть хищение чужого имущества, в особо крупном размере»).

Напомним, с января 2014 по август 2017 года, подсудимая перечислила себе на счет 5 миллионов 113 тысяч 508 тенге. Провернуть денежную махинацию ей удалось путем онлайн — банкинга с помощью электронного ключа, который ей доверила директор детского сада. На первом слушании обвиняемая частично признавала вину. Тогда же она отказалась от дачи показаний.

Второй процесс начался с допроса специалиста по бухгалтерскому учету аудиторской фирмы «Есеп — аудит» Галины Пожарской, которая рассказала суду, что в ходе аудиторской проверки в данном детском саду ею было выявлено нарушение.

— У каждого из нас есть свой участок работы. Моей задачей было сделать сверку посещаемости детей по табелям и проверить расчет поставщиков за период 2016 года. Мною было выявлено нарушение. Как оказалось, дошкольным учреждением в апреле и июле с бюджетного счета двумя платежами было перечислено поставщику на продукты питания в общей сложности около 400 тысяч тенге. Хотя это должно было быть сделано через родительский счет, где хранятся деньги на питание детей. Последний нами не проверялся, так как мы проводим аудит только по бюджетным счетам (Авт. это зарплата сотрудников, уплата налогов, коммунальных услуг, содержание самого дошкольного учреждения). Позже, как нам объяснили, бухгалтером была допущена ошибка, и недостающую сумму вернули назад.

Представитель потерпевшей стороны — заместитель руководителя отдела образования Костанайского района Алия Сегизбаева пояснила на суде, что в июне завершились аудиторские проверки по затобольским детским садам, которые были запланированы еще в начале года, по результатам которых в двух детских садах были выявлены нарушения в ведении бухгалтерских учетов.

— В «Гүлдере» мы нашли нарушения в онлайн — банкинге, а именно в его архиве, где никакую информацию невозможно удалить. Получается, бухгалтер с родительского счета перечисляла на свою карточку денежные средства, потом всё удаляла, но в архиве оно сохранялось. Мы проверяли период с апреля 2016 года. Нами была выявлена нехватка средств на родительском счету в размере 2 миллионов 90 тысяч тенге, — рассказала она.

— Возможно ли с одного счета перекинуть деньги на другой счет? — поинтересовался гособвинитель Багдат Есимов

— Да, эту процедуру возможно сделать между двумя счетами. Но делать этого нельзя, это будет считаться нарушением, — пояснила Алия Сагизбаева.

— Были ли в ходе аудиторской проверки вами замечены нарушения перечислений между счетами?- задал вопрос прокурор.

— Да, были. За период 2016 -2017 годов с бюджетного счета деньги были перечислены на родительский счет двумя платежами — на более чем 200 тысяч тенге и около 40 тысяч тенге, — пояснила представитель потерпевшей стороны.

Также Алия Сагизбаева предположила, что подсудимая Мац могла присваивать деньги, которые родители вносили как предоплату.

— Когда ребенок приходит в детский сад, заключается договор между родителем и дошкольным учреждением, согласно которому должна вноситься предоплата, это в среднем 10 тысяч тенге. Так делается на случай, если, например, у родителей в каком-либо месяце не будет возможности оплатить за садик. Если же ребенок выпускается из учреждения, то бухгалтер должна сделать перерасчет и вернуть предоплату. Я предполагаю, что в «Гүлдере» этого не делалось. Наверное, родители и не знали, что могут забрать предоплату, им об этом не говорили. Также средства могли оставаться и за счет экономии каких-либо продуктов, которые были куплены по заниженной цене. Вот эту разницу в деньгах бухгалтер и присваивала себе, — предположила Сегизбаева.

В ходе судебного заседания выяснилось, что онлайн — банкинг был установлен только на одном компьютере, у бухгалтера. Получается, что Мац имела свободный доступ ко всем счетам. Тем более, имея на руках электронный ключ.

Последней на процессе показания дала сама обвиняемая Светлана Мац.

Она рассказала суду, что проработала бухгалтером в данном дошкольном учреждении с февраля 2014 года по сентябрь 2017 года. В ее обязанности входило отчисление и перечисление зарплаты сотрудников, налогов и других обязательных платежей, учет родительских плат за питание детей, оплата поставщикам на продукты питания и т.д.. Все виды оплат проходили через интернет — банкинг, который был установлен только у нее на компьютере.

— До мая 2016 года детский сад обслуживал один банк, где выдавалось два электронных ключа- один — на имя директора, другой — на мое. В связи с тем, что отделение данного банка в Затобольске закрывалось, мы перешли в другой, где выдавали один ключ, он был записан на мое имя, — рассказала Мац.

Также она призналась, что в 2016 году действительно с бюджетного счета было перечислено два раза в общей сложности более 400 тысяч тенге поставщику Кальмухамбетовой. Нарушение выявили, как и говорилось выше, после аудиторской проверки. После замечения денежные средства были восстановлены в августе с родительского счета, как и положено.

— После проведения платежей на счетах оставалась энная сумма, в частности, на родительском. Остатки денег я и перечисляла на свой карт — счет, но без цели обогащения. Я их взяла во временное взаимствование, я планировала эти деньги вернуть, — призналась подсудимая, добавив, что при этом никто ущемлен не был и на деятельности детского сада это отрицательно никак не отражалось: питание детей не ухудшалось, порции были полные, продукты всегда свежие, да и нареканий от родителей в этом отношений никогда не было,- рассказала она.

— А когда вы планировали вернуть деньги?- задал вопрос судья Абатов.

— В сентябре текущего года. После того, как закончился бы мой потребительский кредит. Я хотела взять еще один кредит, чтобы на счет вернуть все деньги, — ответила женщина.

— А какая сумма долга у вас была? И почему вы сразу не закрыли свой кредит? Ведь у вас же была возможность? — поинтересовался судья.

— Более двухсот тысяч тенге. Сразу кредит погасить я не могла, так как мне нужны были деньги на лекарства и на лечение , — пояснила Мац.

Далее Мац поведала суду для чего она присвоила чужие денежные средства.

— Я понимала, что делала все неправомерно. Этого делать было нельзя. Но я собиралась вернуть деньги, — постоянно повторяла Мац. — Они мне нужны были на лечение матери, которая перенесла два инсульта. Она проживает со мной, и забота о ней практически полностью легла на мои плечи. Я признаю вину и очень раскаиваюсь в содеянном, — говорила Светлана Мац.

При этом она добавила, что перерасчет родителям, которые к ней обращались, она производила. Что касается денег, то все похищенные ею средства были возвращены на счет детского сада «Гүлдер».

В связи с показаниями, данными подсудимой Мац, у гособвинителя Багдата Есимова возникли противоречия с первыми ее показаниями, которые были даны еще в ходе следствия. Поэтому прокурор ходатайствовал о вызове эксперта на очередное судебное заседание. Разбирательства по уголовному делу продолжаются.

Оставить комментарий