Кто кается, кто отрекается

Продолжается слушание дела о наркомафии в Костанайском специализированном суде. Напомним, на скамье подсудимых – 16 человек, из которых 10 – полицейские. Шестеро обвиняются в хранении и сбыте наркотиков, стражи порядка (уже бывшие) – большей частью в «крышевании» незаконного бизнеса.

До последнего заседания, состоявшегося 27 ноября, показания в суде давали те, кто хранил и сбывал наркотики – Резида Асылбаева, Алевтина Петренко, Надежда Киселева, Олеся Чебунина, Полина Середенкова.  Последней из них была Любовь Осенникова по кличке Маржиниха. Она практически полностью изменила свои показания, заявив, что прежние давала под давлением: якобы полицейские пугали ее тем, что привлекут к делу детей. По словам Осенниковой, в последнее время она наркотиками не занималась, а начинала еще «под руководством» на сегодня уже покойного бывшего начальника управления по борьбе с наркобизнесом Шаповалова. Когда «крыши» не стало, она и отошла от опасного бизнеса.

Осенникова не признала обвинения в даче взятки сотруднику КНБ, сказав, что «они вынудили и сами потом ее (взятку) оформили».
Нужно сказать, что адвокаты подсудимых неоднократно выступали с ходатайствами о том, что сотрудники КНБ добывали показания незаконным путем. Однако практически все судья отклонил. Накануне показания дали экс-полицейские, находящиеся под подпиской о невыезде – Нурсултан Шупов и Ермек Уразаков. Оба они в младших чинах работали в криминальной полиции. По их словам, крышевать, пособничать и покровительствовать обвиняемым они не могли, поскольку не имели отношения к отделу по борьбе с наркобизнесом. А деньги брали  только для своих личных нужд. В показаниях Шупова и Уразакова фигурируют суммы 3, 3 тысячи тенге. При этом Уразаков пояснил, что ему приходилось обращаться за деньгами или наркотиками потому, что его агенты были наркоманами. При этом он не знает, могли ли они брать наркотики от его имени, да и он сам не всегда после телефонных разговоров приходил за ними. На вопрос судьи – почему он не задерживал наркоторговцев, Уразаков ответил, что на то есть специальное подразделение, а его коллеги информацией, которой он хотел якобы поделиться, не заинтересовались.

При этом оба бывших полицейских сильно раскаивались в том, что нарушили присягу.

Менее покаянными выглядели 8 экс-полицейских из тех 10, что сидят на скамье подсудимых. Они заявили, что не признают предъявленные им обвинения и в свою очередь обвинили следствие в том, что на них оказывалось психологическое и моральное воздействие. Одни из них заявляют, что контактировали с наркодельцами в интересах работы, другие говорят о том, что даже не знали о преступном бизнесе женщин, к которым обращались за деньгами. Так, Серик Мухамеджанов пояснил, что брал деньги в долг у Середенковой, думая, что она занимается ремонтом квартир и тем зарабатывает на жизнь. Джангельды Иркебаев знакомство с Резидой Асылбаевой объяснил тем, что якобы занимался делом о мошенничестве, в котором она была потерпевшей. Дмитрий Цой вообще заявил, что встречи с женщинами-наркодельцами оформлял в виде рапорта и передавал руководству. Суд намерен проверить наличие этих документов в ДВД.

Адвокатами подсудимых в течение процесса было заявлено множество ходатайств. Последние — о признании недействительными записи телефонных разговоров их подзащитных. По поводу этих и других ходатайств судья вынесет решение 3 декабря.

Оставить комментарий